Книжная зависимость

Зигмунт Бауман

22 августа 2019

Зигмунт Бауман

Текучая современность

Рецензент: Фёдоров В.В.
Выходные данные: СПб., 2008

Бауман, один из наиболее активных социологов-писателей последних десятилетий, родился в Польше, а умер в 2017 году в Британии. Писатель этот чрезвычайно эрудированный и разносторонний, и поэтому весьма непростой, его труды изобилуют отступлениями, историческими и филологическими экскурсами, ссылками на социологическую классику, так что иногда за мыслью автора уследить непросто.

Из нескольких десятков написанных Бауманом книг «Текучая современность» (2000) - вероятно, наиболее известная. И хотя ей почти два десятилетия, - а это значит, что она написана до захвата нашего мира соцсетями, до фейкньюс и постправды, до многих других примет новейшего времени - актуальности она не потеряла. Ведь ее цель - выделить главные черты, характеристики того этапа исторического развития, в который вступило человечество некоторое время назад и в котором продолжает двигаться и по сей день. Что же это за этап?

В целом наша «современность», по неоригинальному мнению Баумана, ведёт своё родословие от 18 века - века Просвещения в Европе и промышленного переворота в Англии. Просвещение разрушило феодальную монархию, а промышленный переворот - феодальную экономику. На смену им пришли нация, Республика и капитализм. Разрушение было творческим, созидательным в том смысле, что сформировало новую «твёрдую» современность - со вполне жесткими, даже незыблемыми правилами и нормами, нарушать которые было дорого и опасно.

Эта твёрдая современность верила в прогресс, делала ставку на большое, крупное, великое, питалась творческой агрессией капитализма. Начертав на своих знаменах «освобождение» от ненавистного «старого порядка» - и действительно уничтожив его - твёрдая современность заковала общество в новую железную клетку. Дефектный и устаревший набор «твёрдых тел» (правил, норм, устоев, традиций) был заменён новым и улучшенным (буржуазным и пролетарским). Задачей людей эпохи «твёрдой современности» было упорным трудом найти своё место в классовой структуре, подходящую нишу в ней, и обосноваться там через конформность - точно следуя правилам и манерам поведения, признанным в данном месте.

Но время «твёрдой» современности прошло! Это началось во второй половине 20 века, когда на смену ей стала приходить другая современность. Ее Бауман называет «текучей», или «легкой», противопоставляя предыдущему этапу. Это все ещё капитализм, но живущий по совершенно другим правилам. Не сбылись антиутопии типа «1984» Оруэлла, предсказывавшие замену капитализма тоталитарной диктатурой. Наоборот, либерализация капитализма в 1970-80-х гг. - смягчение госрегулирования рынков, глобализация финансовых потоков, ослабление налогового бремени и др. - привели к росту разобщённости людей, ослаблению государства и росту значимости частной жизни. Общество вышло на новый уровень атомизации, когда государство перестало быть ареной борьбы политических сил (и призом в ней) и оказалось низведено до роли сервиса.

К кому в такой ситуации предъявлять претензии, от кого требовать изменений? Каждый теперь свободен - и одинок - в своём противостоянии анонимным силам глобализации, подминающим под себя классы, партии, профсоюзы и государства (это теперь скорее структуры-зомби, а не опорные структуры общества). Более того, катастрофически подорван авторитет этих социальных структур, устарели их паттерны, кодексы и правила, прежде бывшие твёрдыми ориентирами для человеческого поведения. Мы перешли из эры «референтных групп» (предзаданных, образцовых) - в эпоху «универсального сравнения», где каждому позволено быть тем, кем ему хочется, где цель усилий человека по строительству своей жизни безнадежно неопределённа, не задаёт заранее и скорее всего неоднократно подвергнётся глубокому изменению прежде, чем истечёт время его жизни. Теперь паттернов и конфигураций слишком много, они противоречат друг другу, что лишает их силы принуждения и превращает из ориентиров для определения жизненного курса - в легко изменяемые самим человеком элементы «лайфстайла». Мы живем в индивидуализированной и приватизированной версии современности, обременённой переплетением паттернов и ответственностью за неудачи, ложащейся на плечи каждого отдельного человека.

Рассмотрим политический аспект «текучей современности». Прежде власть гнездилась в роскошных, демонстративно подавляющих зданиях, ходила в попугайских мундирах, вещала громким голосом, была всегда в центре и всегда на виду. Она дисциплинировала общество, подчёркивала свою определяющую роль в нём - но одновременно и создавала соблазн для всех угнетенных и обиженных восставать против неё, чтобы захватить и присвоить столь очевидно важные «командные высоты». Власть контролировала, указывала, наказывала - но и обеспечивала, заботилась, платила по счётам. Она была локализована (привязана к месту и к подвластным)! Теперь все это в прошлом. Власть теперь перемещается со скоростью телефонного звонка или смс, электронного сигнала; она невидима, экстерриториальна и в силу этого трудноуловима. Она не связана, как прежде, пространством и его притяжениям, ей больше не нужны замки и укреплённые города, ее сила - в быстром, почти мгновенном движении (точнее, бегстве). Это бегство - от ответственности за судьбы подвластных. Разорваны взаимные узы между надсмотрщиками и контролируемыми, между трудом и капиталом, между лидерами и их последователями. Теперь основной приём власти - бегство, сокращение, пропуск, уклонение, непринятие любых территориальных ограничений.

Лучший пример образа действий такой власти - воздушная война НАТО против Югославии (1999): ноль потерь со стороны агрессора, разбомбленная до уровня Средневековья страна и никакой вовлечённости и ответственности западных столиц за долгое и трудное дело восстановления и переустройства развалин, оставшихся на ее месте. Конечно, война - это исключение, но что является правилом? Бегство капитала из любой страны, чьи власти пытаются защищать интересы местных сообществ, работников и рынков. Уходя в другую, ещё более беспомощную страну, капитал оставляет власти этой самостоятельно разбирать созданные им руины. В этом и проявляется чаще всего современная власть - в уходе от ответственности.

В своей книге Бауман подробно анализирует такие ключевые аспекты перехода от твёрдой к текучей современности, как изменение времени и пространства; изменение природы работы; изменение характера индивидуальности и сообществ. Безусловно, вопросов, которые он ставит, больше, чем ответов, которые даёт, но некоторые важные ключи к пониманию мира, в котором мы живём, он предлагает. Воспользуемся же ими!

Тематический каталог

Эксперты ВЦИОМ могут оценить стоимость исследования и ответить на все ваши вопросы.

С нами можно связаться по почте или по телефону: +7 495 748-08-07